Выпуск № 2 (36), 2020
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ НАУКИ
МЕДЕННИКОВ В.И., КУЗНЕЦОВ И.М., МАКЕЕВ М.В.

К ВОПРОСУ ОБ АНАЛИЗЕ СОСТОЯНИЯ И ТЕНДЕНЦИЙ ЦИФРОВОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ АПК

Меденников Виктор Иванович - доктор технических наук, ведущий научный сотрудник, Вычислительный центр имени А.А. Дородницына, Федеральный исследовательский центр «Информатика и управление», Российская академия наук, Москва, Россия
E-mail: dommed@mail.ru

Кузнецов Игорь Михайлович - кандидат технических наук, научный сотрудник, член-корреспондент Международной академии информатизации, Москва, Россия
E-mail: Wizard81a@yandex.ru

Макеев Михаил Валерьевич - ведущий специалист, АО «Гринатом», Москва, Россия
E-mail: mvmakeev@gmail.com

Аннотация

В материала представлен критический анализ инициатив по цифровой трансформации сельского хозяйства. Также определены факторы и предпосылки, могущие влиять на эффективность внедрения цифровой экономики в АПК. Выделены точки уязвимости и указаны принципы, задающие спектр оптимального развития цифровизации в АПК.

Ключевые слова

Цифровая трансформация сельского хозяйства, информационно-коммуникационные технологии, цифровая экономика, минсельхоз, аналитический центр, АПК, агропромышленный комплекс, сельское хозяйство, ОГАС, принципы цифровизации, цифровой феодализм, облачные технологии, А.И. Китов, В.М. Глушков, умное сельское хозяйство

Для цитирования контента статьи, пожалуйста, используйте следующее описание

Меденников В.И., Кузнецов И.М., Макеев М.В. К вопросу об анализе состояния и тенденций цифровой трансформации АПК // Управление рисками в АПК. 2020. № 2. С. 43-50. URL: http://www.agrorisk.ru

Текст статьи

Важным фактором, влияющим на оценку состояния и тенденции развития цифровой трансформации АПК, является выбор подхода к построению цифрового общества, среди которых можно выделить два полярных: плановый и рыночный. Все стратегии, осуществляющиеся в реальной жизни, являются комбинацией этих двух подходов [1].

Рыночный подход к построению цифровой экономики (далее - ЦЭ) предполагает, что государство создает оптимальные условия, в первую очередь благоприятную среду для ее функционирования, чем стимулирует бизнес к переходу в этот новый сектор.

Плановый подход к построению цифровой экономики предполагает поэтапное развитие инфраструктуры под руководством государства и целенаправленное «заполнение» соответствующего сектора различными экономическими субъектами.

В США традиционно используется рыночный путь, значительное количество высокотехнологичных компаний в результате конкурентной борьбы совместно вырабатывают стандарты на все оси проектного пространства цифровой экономики.

Китай же использует плановый, в результате чего выработана стратегия, реализующая цифровую трансформацию страны на основе единого подхода по следующим четырем направлениям:
- тотальная цифровизация производства и логистики;
- разработка нормативно-правовой базы;
- цифровизация систем управления, создание цифровых платформ;
- интеграция цифровых платформ и экономических систем в единое пространство.

1/1

Россия, не обладая достаточными ресурсами для реализации китайского сценария и достаточным числом рыночных экономических субъектов в области ИТ-технологий для выработки стандартов ЦЭ рыночным путем, приняла решение сделать ставку в этой сфере на ряд профильных министерств или госкорпораций. Однако, такое решение обладает рядом изъянов:
- остальным отраслям, в т.ч. и АПК придется продолжать стихийный процесс самоорганизации цифрового пространства, после чего переход на разработанные стандарты и платформы ЦЭ окажется очень затратным;
- нет уверенности, что выделенные средства будут использованы по назначению;
- есть большие сомнения, что выращиванье технологических платформ ЦЭ госкорпорациями без единой концепции, архитектуры, стандартов, генерального конструктора ЦЭ страны со своей научной и опытно-производственной базой приведет к их интеграции в дальнейшем.

С таким подходом можно было бы еще как-то согласиться в силу преобладания в стране оригинального, позадачного проектирования информационных систем, обусловленного отказом от проекта общегосударственной автоматизированной системы сбора и обработки информации для учета, планирования и управления народным хозяйством в СССР (ОГАС), предложенного А.И. Китовым, 100-летие которого отмечается в этом году, и В.М. Глушкова [2]. ОГАС предполагал разработку единой системы сбора и анализа статистической и учетной отчетности, разработку унифицированных производственных типовых ИУС, информационно-вычислительных систем в науке и образовании. Данный подход требует межотраслевых интеграционных процессов. Ставка на госкорпорации в деле цифровизации страны порождает своеобразный цифровой феодализм страны.

По истечении уже достаточного периода после принятия Программы цифровой экономики в стране мы видим пагубные последствия такого решения. Это, например, продолжающееся доминирование позадачного подхода к цифровизации большинства отраслей, в частности, заложенного Минсельхозом России в концепцию национальной платформы «Цифровое сельское хозяйство», в которой в основном закладывается разработка подплатформ лишь для нужд самого Министерства, маскируемого под общеотраслевые с многократным дублированием ввода информации, без интеграции различных информационных потоков со значительным цифровым разрывом как по вертикали, так и по горизонтали.

Разработка же систем цифровизации (информатизации) отдана на откуп различным региональным компаниям без формирования необходимых стандартов, необходимость которых продиктована всем ходом эволюции компьютеризации, электронизации, информатизации, цифровизации общества. Без должной рефлексии этих процессов невозможно установить оптимальный путь цифровой трансформации АПК.

В работах [3, 8] рассмотрены тенденции цифровой трансформации сельского хозяйства в различных странах, которые в зависимости от обладания финансовыми, трудовыми, материально-техническими ресурсами, социальным капиталом делают упор на наиболее эффективных, с их точки зрения, направлениях этого глобального процесса. В целом были выделены следующие основные, влияющие друг на друга, общие принципы такой цифровой трансформации:
1. Создание системы управления информацией, т.е. сбор, обработка, хранение и распространение необходимых данных в форме, адаптированной к повседневной эксплуатации хозяйства, на основе повсеместной интеграции разрозненных данных в единую систему.
2. Прецизионное сельское хозяйство, т.е. выверенное по времени и месту управление процессом производства, что улучшает его экономические характеристики, оптимизирует внесение удобрений и пестицидов и, как следствие, снижает нагрузку на окружающую среду. В этих целях используются системы спутниковой навигации, снимки полей, получаемых с помощью дистанционного зондирования земли (ДЗЗ), позволяющие создать картотеку данных об особенностях почвы, урожайности культур, влажности, содержания азота и т.п.
3. Активное внедрение систем автоматизации и роботов на всех уровнях ведения сельскохозяйственных работ.
4. Пересмотр идеологии, технологии и организации управления предприятиями, оформленных в виде стандартов, в результате срастания информационных технологий и технологий управления людьми.
5. Интеграция в единой базе данных в некотором облаке научно-образовательных информационных ресурсов.

1/1

На Западе в результате конкуренции с приобретением опыта применения отдельных цифровых технологий в сельском хозяйстве постепенно приходят к концепции межотраслевой интеграции данных и систем. Так, компания J’son & Partners Consulting [5] считает, что в настоящее время в сельском хозяйстве формируются две ЦП на базе облачных технологий: платформы-агрегаторы экономической информации (платформы для первичного сбора и накопления данных) и прикладные платформы. При этом считается, что только при облачном подходе будет достигнута наибольшая эффективность цифровизации производства, поскольку в этом случае информация становится доступна для предприятий всех размеров, а не только для отдельных наиболее крупных из них, что особенно актуально для России с ее большим количеством малых хозяйств.

Данная концепция скажется на взаимоотношениях между производителями и партнерами цепочки добавленной стоимости (логистические, оптовые фирмы, розничные сети) за счет реализации облачных технологий модели прямых продаж, когда производитель «видит» всех участников цепочки, вплоть до конечного потребителя, соответственно, сроки, объем и номенклатуру спроса. После чего на основе различных математических моделей планирует производство ровно в том объеме и в те сроки, какие требуются потребителю, а в дальнейшем поставки продукции будут происходить на базе облачных технологий в автоматическом режиме обмена данными между партнерами логистической цепочки поставок с минимизацией привлечения посредников.
В этом случае, по мнению французских экспертов, широкое внедрение цифровых технологий в любое производство позволяет перейти к новому типу производственных предприятий: от фазы контроля качества после фазы производства к принципу текущего контроля всех производственных операций [3].

1/1

В этом случае показательна попытка Агентства стратегических инициатив после принятия Программы цифровой экономики инициировать специальную стратегическую сессию по онтологическому моделированию предметных областей большинства отраслей страны в целях эффективной интеграции их информационных ресурсов и информационных систем в формируемое единое информационное пространство c последующей разработкой единых стандартов цифровой экономики [4]. Сессия закончилась неудачей в силу сильных корпоративных отраслевых интересов (цифрового феодализма) и отличий понимания данной проблемы.

Осознают это и некоторые чиновники. Так, в начале 2017 г. на обсуждении формирования стратегий реализации основных мероприятий Программы цифровой экономики Пушкин В.М., представитель Аналитического центра при Правительстве Россиской Федерации, заявил: «мы не определились с тем, что делать с 5000 федеральных ИС, с 50 000 региональных информационных систем, которые никак не интегрированы между собой». Так же считает и Минасян К.А., член Коллегии ЕЭК, ответственная за информатизацию: “Мы до настоящего времени делали информационные системы фрагментарно, если будем делать так и дальше, то в дальнейшем придется все переделывать и вновь разрабатывать, как обычно бывало. С этого момента считаем, что страны за прошедшие годы насыщались вычислительной техникой с соответствующим обучением будущих потребителей ИКТ, теперь же настала пора все делать всерьез”.

Среди пагубных последствий цифрового феодализма, закрепляющего позадачное проектирование и разработку систем цифровизации на основе оригинального проектирования, можно выделить порожденную данным обстоятельством иллюзию о ненужности научных организаций, комплексно с системных позиций занимающихся цифровизацией общества, экономики и науки, в частности. Так, ни на одном из совещаний по обсуждению данной Программы не было официального представителя РАН. Неудивительно, что и в самой Программе не нашлось места РАН.

1/1

В результате, с молчаливого согласия РАН, Минсельхоза России в свое время был ликвидирован Всероссийский научно-исследовательский институт кибернетики АПК (ВНИИК), а накануне принятия Программы и с согласия ФАНО в Институте аграрных проблем и информатики (ВИАПИ) была закрыта тематика исследований по цифровой экономике АПК. Тимирязевская академия не превратилась в центр компетенций по ЦЭ, и более того, не стала полигоном, на котором бы отрабатывались самые передовые, перспективные цифровые технологии.

Необходимость иметь специализированный НИИ по цифровизации отрасли продиктована еще одним весомым аргументом. Как правило, каждые 2-3 года в Минсельхозе обновляется команда, отвечающая за информатизацию отрасли. На счету авторов в настоящее время в Минсельхоз России пришла уже десятая команда [9]. Каждая новая стояла перед выбором: либо начинать разработки в соответствии с научным, комплексным подходом к проведению проектных работ с привлечением науки, что требует квалификации и все же достаточно длительного времени, которых у них нет, а положиться на соответствующий НИИ нет возможности в силу ликвидации таковых. Либо делать быстро некие поделки, облекая их в красивые названия, собирая с миру по нитке отдельные разработки для демонстрации хоть каких-то успехов. Тут уж никакая наука точно не нужна.

Вслед за Минсельхозом России в одном из исследований [6] предлагается также позадачный подход к научно-технологическому развитию цифрового сельского хозяйства в рамках парадигмы «Умное сельское хозяйство». Так, рассматриваются отдельные направления, такие, как «Умное землепользование», «Умное поле», «Умный сад», «Умная теплица», «Умная ферма» без разработки единой архитектуры, онтологического моделирования на принципах интеграции информационных ресурсов (ИР), без учета мировых тенденций в области цифровизации сельского хозяйства в виде создания системы управления информацией, т.е. сбора, обработки, хранения и распространения необходимых данных на основе повсеместной интеграции разрозненных данных в единую систему. Более того, утверждается, что «экспертная команда программы цифровой экономики полагает, что в рамках цифровой трансформации должно создаваться множество информационных платформ».

1/1

Чувствуется, что разрабатывали документ люди, довольно далекие от информатизации. Что было бы, если бы новый трактор разрабатывался подобным образом без его проекта с техническими требованиями – колеса отданы на откуп одной организации, кабина – другой, двигатель – третьей. Что самое удивительное – в документе ни слова нет, как и в концепции Минсельхоза, о формировании единой интегрированной научно-образовательной среды АПК, которая должна выполнять триединую роль: поддержка научных исследований, повышение уровня образования (порой переподготовкой) для всех слоев населения, эффективная система трансфера научно-образовательных знаний в экономику за счет неограниченного доступа к данным знаниям не только традиционным пользователям в лице научных работников, студентов и преподавателей, но и будущим абитуриентам и работодателям, госорганам, товаропроизводителям, бизнесу, менеджменту, другим категориям населения. И это пишут ученые из РАН. Хотя даже практики из области ИТ-технологий поняли пагубность позадачного проектирования ИС.

Так, в последние два года руководители ИТ подразделений агропромышленных предприятий начали проявлять тревогу по поводу слабой унификации и регламентации учетной политики, лоскутной автоматизации бизнеса, внедрения гетерогенных программных средств, БД, общесистемного ПО, отсутствия единой нормативно-справочной информации [7].

1/1

Источники:

1. Кешелава А.В., Буданов В.Г., Румянцев В.Ю. и др. Введение в Цифровую» экономику (На пороге «цифрового будущего». Книга первая). М.: ВНИИГеосистем, 2017. 28 с.
2. Глушков В. М. Макроэкономические модели и принципы построения ОГАС. М.: «Статистика». 1975. 160 с.
3. Меденников В.И., Райков А.Н. Анализ опыта цифровой трансформации в мире для сельского хозяйства России // Труды III Всероссийской c международным участием научно-практической конференции. Симферополь-Алушта. 4-6 июня 2020. С. 57-62.
4. Стратегическая проектная сессия [Электронный ресурс]. URL: http://onto.digital-economy.ru/ (дата обращения 17.09.2020).
5. Цифровизации сельского хозяйства в России не хватает данных [Электронный ресурс]. URL: http://www.iksmedia.ru/news/5533967-Czifrovizacii-selskogo-xozyajstva.html#ixzz6KBD7IYEP (дата обращения 25.09.2020).
6. Концепция «Научно-технологического развития цифрового сельского хозяйства «Цифровое сельское хозяйство» [Электронный ресурс]. URL: http://www.viapi.ru/news/detail.php?ID=161383& sphrase_id=6282533 (дата обращения 03.09.2020).
7. Материалы Конференции ИТАПК-2019: теория и практика цифровизации аграриев // Connect. Май-июнь 2019.
8. Рагулина Ю.В., Горбачев М.И., Моторин О.А., Суворов Г.А., Семенова Е.И., Дудин М.Н., Худякова Е.В. Управление рисками в сельском хозяйстве в условиях цифровой трансформации: монография. М.: КноРус, 2019.
9. Архипов А.Г. , Горбачев М.И., Косогор С.Н., Моторин О.А., Суворов Г.А., Труфляк Е.В. Цифровая трансформация сельского хозяйства России: офиц. изд. М.: ФГБНУ «Росинформагротех», 2019. С. 24

Все иллюстрации статьи:

© 2015-2021. СМИ сетевое издание «Управление рисками в АПК» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-62125 от 19 июня 2015 г.